Любительское пчеловодство

Вы можете заказать журналы в редакции:

по тел. 8-495-797-89-29;

е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.;

в ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНЕ

или оставить ЗАЯВКУ НА САЙТЕ

Подписаться на журнал «Пчеловодство»

на почте

по каталогу «Газеты. Журналы»

 агентства «РОСПЕЧАТЬ»

ИНДЕКС — 70739 (полгода), 71729 (на год).

Подписаться для стран
дальнего и ближнего зарубежья
можно на сайте

«МК-ПЕРИОДИКА»

http://www.periodicals.ru

Подписка
Пятница декабря 09, 2016
Russian English French German Italian

пасекаЗа последние годы требования к чистоте меда за рубежом значительно повысились. А что в России? Закон о пчеловодстве не принят. Нет доступных лабораторий по глубоким исследованиям меда. Некоторые пчеловоды располагают пасеки вблизи шоссе и т.д., к тому же большинство хозяев па-сек применяют химические препараты против болезней пчел. Значит, у нас не может быть чистого меда?

И.П.Чепурной разъясняет, что нет абсолютно точных методов определения качества меда. Однако за рубежом устанавливают даже, сколько сигарет выкурил работник за время его откачки.

Занимаюсь пчеловодством 25 лет, из них уже 17 лет не лечу пчел химическими препаратами. Завел пасеку не сразу, решив, что сначала лучше все пчеловодство изучить на практике. В 1981 г. помогал знакомому пчеловоду на пасеке. Выполнял все работы, начиная с выставки пчел весной из зимовника, и одновременно учился. В августе получил за работу ведро меда и семью пчел. Появилась уверенность, что смогу заниматься пчеловодством самостоятельно.

В 1982 г. купил дом в деревне, расположенной в 30 км от райцентра, и там поставил один улей. В лесу расставил ловушки для роев, изготовленные еще зимой. В мае — июне в них поселилось 17 роев. Интересно, что в последующие годы больше 5 роев за сезон (в 25 ловушках) уже не попадалось.

В те годы повсеместно распространился варроатоз. Говорили, что если с ним не бороться, то через два-три года пасека погибнет. Действительно, практически все общественные пасеки тогда были ликвидированы. Пчеловоды-любители старательно боролись с варроатозом тепловым и зоотехническими методами, муравьиной и щавелевой кислотами и другими препаратами. В течение 1986–1988 гг. заболевание не лечил, хотя и опасался, что все 10 семей погибнут. Выставив ульи из зимовника, ревизию не проводил, приезжал только для разового расширения гнезд вощиной, потом ставил магазины. Затем посещал пасеку в конце августа, чтобы откачать мед. Переборкой гнезда никогда не занимался (и так до настоящего времени): отбирал медовые рамки с одной стороны. В последний раз приезжал в ноябре, чтобы занести ульи в дом. Сколько пчелы давали меда, для меня значения не имело. Хочу отметить главное: семьи развивались хорошо, не болели, несмотря на отсутствие лекарственных препаратов. У меня даже появилась уверенность, что варроатоз не столь опасен, как это внушают пчеловодам. Конечно, были тогда и слеты роев, я же не следил за пчелами, но вокруг пасеки на деревьях висели ловушки. Думаю, рои с моей пасеки в основном заселяли их, да и чужие прилетали.

Опишу интересный случай. Одну ловушку, установленную на отдельно стоящей на краю поля и хорошо продуваемой ветром ели, я пропустил, рой не пересадил в улей, и он остался в ней зимовать. Морозы доходили до –40°С. Однако в мае обнаружил, что семья перезимовала прекрасно, меда пчелы съели очень мало. Из девяти рамок, заполненных медом, пустые ячейки были только на трех средних (20х25 см). Толщина стенок ловушки — 17 мм, сверху холстик (один слой мешковины) и крышка. Воздушное пространство от холстика до крышки — 10 см.

Эта семья, пересаженная из ловушки в улей-лежак со своими рамками, за сезон отстроила 15 листов вощины, не роилась, заполнила магазинную надставку (24 рамки) и пошла в зиму сильной. Этот случай усилил мой интерес к тайнам пчел.

Купив новый дом, перевез туда пчел. Пасеку поставил на возвышенном месте, с северной стороны находятся болото и лес, пойма небольшой реки, где много ивняка и крушины, с другой стороны — поля и перелески.

С начала перестройки поля не обрабатывают пестицидами, поэтому в посевах овса и ржи всегда много медоносных сорняков: василька, осота и т.д. До ближайшей пасеки 2 км, остальные удалены на 5–6 км, больших пасек нет. Основной взяток стабильный (июль—август). При соответствующей погоде цветение медоносов в наших местах продолжается с апреля по сентябрь. За 25 лет не было случая, чтобы пчелы не обеспечили себя медом, излишки отбирал. Ульи использую дадановские на 12 рамок и лежаки на 16, 18 и 24 рамки. В течение пяти лет пробовал применять и многокорпусные, но потом перестал, считаю для нашей зоны они не подходят.

В 1989–1991 гг. оставлял пчел зимовать под снегом, но затем отказался от этого из-за сырости. Кроме того, нет возможности открыть гнездо, заменить утеплители, помочь своим подопечным. Построил два зимовника из еловых и сосновых бревен. Пол в них отсутствует, на землю насыпал гравий с песком. Прослойка из рубероида и полиэтиленовой пленки предохраняет от сырости. Ульи стоят на высоте 20–40 см от земли. Вместо крыш — металлические сетки. На нижних летках — заградительные решетки, верхние никогда не открываю. За зиму земля в помещении остывает, семьи не беспокоятся, что дает возможность продлить зимовку пчел до цветения ивы и мать-и-мачехи. Чтобы пчелы не стали раньше времени выращивать расплод, в конце января снимаю сверху часть утепления, так им прохладнее.

Проверяю семьи два раза в месяц, используя фонарь с красным стеклом. Приоткрыв холстик, вижу, где находится клуб. Составляю цветную схему его перемещения в гнезде по рамкам.

Если клуб доходит до стенки или вставной доски, значит, пчелы съели весь мед. Тогда я им помогаю: стамеской шевелю все рамки, изымаю пустые, а медовые (с противоположной стороны) сдвигаю к пчелам. Таким образом зимний покой растягивается.

Когда-то я ловил рои в лесах, при этом попадались и пчелы южных пород. Но они в наших условиях плохо зимуют, поэтому от них избавился, создав жесткие условия зимовки. Не ловлю рои уже восемь лет. После выставки семей весной добавляю им одну-две рамки под трутневой расплод. Когда пчелы его запечатывают, выламываю, осматриваю, проверяю на наличие клещей. Результаты проверки заношу в тетрадь.

Иных методов борьбы с клещом не применяю и ульи паяльной лампой не дезинфицирую, так как заметил, что рои неохотно работают в них, случались и слеты. Наверное, пчелы чувствуют запах бензина. Вообще думаю, крылатые труженицы лучше нас знают, как дезинфицировать свое жилище. Прополис в улье стараюсь не трогать. Ветеринарно-бактериологической лабораторией в пробах меда с моей пасеки не обнаружены возбудители нозематоза.

Итак, для получения экологически чистого меда в условиях Костромской области рекомендую: использовать местную породу пчел; не подкармливать сахаром, не использовать стимуляторы и химические препараты и т.д.; создавать условия для холодной длительной зимовки (7 мес), не допускать яйцекладку маток в этот период; уничтожать первые генерации клещей варроа в трутневом расплоде.

Н.Н.СЕДУНОВ

Костромская обл.

 

События

Свежее

Популярное

toolАдрес редакции журнала "Пчеловодство":
125212, г. Москва, Кронштадтский б-р, д. 7а
Kronstadt Boulevard, 7a, Moscow, 125212

telephone +7 (495) 797-89-29

При использовании, копировании, цитировании публикаций портала beejournal.ru обязательна прямая ссылка на страницу используемого материала.

gipp2014

VKFacebookTwitterGoogle plus

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Яндекс.Метрика